суббота, 30 апреля 2016 г.

Намкхай Норбу Ринпоче. Ограничения и принцип учения Дзогчен.

Если вы действительно не владеете принципом учения Дзогчен, вы теряете себя. То есть, вы становитесь зависимыми от каких-либо учений или методов. Обычно мы живём таким образом. Когда вы встречаетесь с учителем, то получаете метод, метод практики: как делать, как сидеть, как произносить, молиться и т. д. и вы практикуете этот метод. Вы говорите: “Это – мой метод, это – моё учение”, и это учение становится для вас чем-то вроде замка, в котором вы закрываетесь и не хотите знать ничего другого. Вы всегда ограничиваете себя подобным образом и так продолжаете всю жизнь. На самом деле это означает, что вы стали зависимыми от этого метода, этой практики или этого учения.

Изучать учение не означает становиться зависимым от этого учения. Это означает, что благодаря этому методу, посредством этого учения, вы открываете глаза и тогда видите, что обусловлены учениями, обычными вещами и т. д. Учение является чем-то подобным ключу и этим ключом вы можете открыть свою дверь. Если вы откроете дверь и войдёте, вы сможете обнаружить то, что в действительности находится внутри. Вот как изучают и применяют учение. В особенности, если вы изучаете Дзогчен, вы должны знать этот принцип.

Мы говорим, что Дзогчен является учением, которое позволяет непосредственно обрести понимание. Это не означает, что учитель совершает что-то вроде волшебства и поэтому вы достигаете реализации, или что существует магическая формула и, используя её, вы в самом деле становитесь кем-то. Но есть метод, который позволяет вам открыть самих себя. Именно это является магией Дзогчена. Вы не сможете найти этот прямой метод в сутрах или тантрах, но вы изучаете его в учении Дзогчен, вы открываете себя и в конечном счёте вы понимаете также действительный смысл сутр и тантр. Это – то, что называется “открыть глаза”.

В учении Дзогчен не существует ничего, что вы должны принимать или отвергать, вас никогда не просят принимать что-то. Обычно у людей всегда есть такая мысль: “Если я следую этому учению, что я должен принимать?” И затем они думают: “Я становлюсь кем-то”. Например, вы говорите себе: “О, я – практик Дзогчена; теперь я – дзогченовец!” Но учение Дзогчен никогда не просит вас становиться дзогченовцем. Если вы становитесь дзогченовцем, учение Дзогчен помогает вам понять, что это – ложное представление. В действительности оно является препятствием и вы должны понимать это. Нет никакой разницы исходят ли препятствия из повседневной жизни,  политических идей или различных учений, в любом случае вы ограничиваете себя. Важнее всего обнаружить это посредством учения.

Существует высказывание Атиши, очень известного учителя, который сказал: “Если мы не применяем Дхарму, как она должна существовать?” И Дхарма также может быть причиной обретения видения ада или видения сансары. Это не означает, что Дхарма учит плохим вещам для того, чтобы дольше оставаться в сансаре, но если мы не понимаем истинный смысл Дхармы и ограничиваем себя ею, мы создаём другие ограничения. Мы не осуществляем то, что должно быть осуществлено, просветление; но единственное, чего мы тогда достигаем, это – сансара. Поэтому необходимо понимать эту ситуацию, это действительное положение вещей.

В учении Дзогчен мы говорим, что сначала мы непосредственно приходим к пониманию своего бытия и своих ограничений, то есть, своих отношений, представлений, привязанностей и намерений и т. д. Если мы открываем их, тогда мы можем самоосвободиться. В противном случае мы продолжаем создавать проблемы, даже не отдавая себе отчёта в этом, как человек, интересующийся чем-то, что можно считать благим.

Например, учение буддизма, если мы упражняемся в нём, может привести к чему-то хорошему: к реализации. Когда человек интересуется буддизмом, он начинает с того, что покупает книги по буддийскому учению. Я уверен, что у всех вас здесь есть этот опыт. Вы немного отличаетесь от того, каким я был в Тибете. Когда я родился, все думали, что буддизм – это что-то обычное, естественное.  Для вас он не был в действительности обычным путём, но несмотря на всё, вы интересовались им. И, может быть, поэтому вы купили книгу, вы прочитали её и таким образом получили больше информации и день за днём вы развивали свой интерес. Затем вы купили вторую книгу, третью, четвёртую, вы прочитали их и всё больше и больше выстраивали своё знание буддизма. И мало-помалу вы начали чувствовать себя буддистом и идеи учения стали до некоторой степени связаны с вашими собственными идеями. И если вы ещё более углубляетесь, вы встречаетесь с учителем, это может произойти в университете, на лекции по буддийской философии, или даже это могут быть учителя, которые передают вам по-преимуществу буддийские учения, и день за днём вы чувствуете себя буддистом всё более и более. В конечном счёте вы воздвигаете “буддийский замок” и живёте в этом замке.

Но что произошло на самом деле, это – то, что вы стали зависеть от буддийских представлений. Это не означает, что вы действительно обрели знание Будды. Именно так мы обычно поступаем. Мы путаем предмет и его действительное знание, его понимание. Поэтому следовать учению означает не становиться зависимым от него, но знать его ценность, применять его  и объединяться с ним. Именно тогда учение в самом деле начинает работать. Оно также становится очень полезным в нашей повседневной жизни. В особенности такое учение как Дзогчен необходимо изучать таким образом.


Из учений, данных в Марсеволе (Франция) в 11-16 мая 1989 года.

Перевод с французского: Игорь Калиберда.

Намкхай Норбу Ринпоче. Предварительные и второстепенные практики в Дзогчене.

В обычной традиции учений существует много практик, которые называют практиками нёндро (sngon ‘gro). Если вы следуете традиционым учениям и не делаете нёндро, то не можете получить высокие учения. Особенно последователи учения Сутры склонны думать, что люди, которые не находятся в Дхарме, не следуют учениям, практикам, поэтому новички не обладают знанием, способностью. И поэтому прежде всего вы принимаете свои обеты прибежища, затем вы принимаете прибежище и развиваете это постепенно. Именно это называют постепенным путём.

Это похоже на  общественную организацию, где всё развивается постепенно. Если вы приходите в университет, вас спрашивают, есть ли у вас диплом об окончании средней школы. Без него вы не можете поступить в университет. И как же получают этот диплом? До этого вы ходили в другие школы, и поэтому у вас есть диплом начальной школы. Вы показываете, что обучались в последовательных школах, и таким образом попадаете в университет. В университете никогда не будут проверять вашу способность. Там интересуются только вашими дипломами. Такова точка зрения постепенного пути.

Учение равным образом связано с нашим обычным состоянием, потому что тот, кто распостраняет, применяет и сохраняет учение, является человеком, который живёт в обществе. По этой причине вас спрашивают, сделали ли вы своё нёндро или нет. Тогда, если вы не практиковали нёндро, вы сначала выполняете его и затем сможете получить высокие учения.

Но в Дзогчене мы имеем другую точку зрения на человека и ознакомление. Потому что, когда кто-то следует учениям, в воззрении Дзогчена мы никогда не будем считать, что этот человек глуп или не имеет никакой способности. Мы не знаем, какова способность этого человека. Если вы смотрите на внешний вид человека, то он может казаться глупым, но иметь очень высокие способности. Единственный выход – проверить его, таким образом мы можем узнать, обладает этот человек способностью или нет.

“Проверить” не означает оценивать, рассматривать внешний вид человека, спрашивать его, что он изучал. Способность не означает, что человек учился. Чтобы проверить способность, выполняют прямое ознакомление. Если вы не обладаете способностью, то не сможете понять.

Не беда, если вы не можете понять, это означает, что у вас есть препятствие, что что-то – не в порядке. Тогда вы должны обнаружить, каково это препятствие, почему вы не можете понять, какой разновидности способности вам не хватает. Когда вы обнаружили это, вы работаете дальше. Тогда можно развить эту способность, создать её. Если вы поступаете таким образом, то можете быстро достичь реализации.

Если кто-то из вас считает себя глупым, или думает, что он находится на начальном уровне, и что он должен продвигаться мало-помалу, тогда он потеряет много времени. Может быть, он обладает способностью, по этой причине мы располагаем различными методами учения. Именно поэтому мы говорим о прямом учении о природе ума и о понимании этого знания. Иначе, было бы достаточно иметь одну разновидность учения и всегда ей следовать.

Таким образом, в учении Дзогчен нельзя говорить: “Прежде всего мы должны сделать нёндро”. Несколько лет тому назад я получал много критики от некоторых лам. Они говорили: “Намкхай Норбу даёт высокие учения людям, не заставляя их выполнять нёндро”. В действительности это не является ни проблемой, ни серьёзной критикой.

Но кто-то заявил: “Намкхай Норбу сказал, что вы не должны делать нёндро, что нёндро – бесполезно!” Это – полное непонимание. Я никогда не говорил, что нёндро бесполезно или что его не нужно делать! Если вы хотите, то можете сделать его десять раз! Но если вы делаете только нёндро и никогда не приступаете к главной практике, это – печально! Например, это подобно тому, как будто вы каждую ночь устраиваете свою постель, никогда не ложась спать! Необходимо выполнять главное, а нёндро означает подготовку. Вы всегда можете заниматься подготовкой посредством нёндро, но также выполнять все эти практики.

В Дзогчен такие практики, как нёндро, называются второстепенными практиками. Это – не только нёндро, существуют сотни практик такого рода. Если вы чувствуете, что ваша ясность – недостаточна, тогда вы занимаетесь очищением. Тогда вы развиваете свою ясность посредством очистительной практики, например, такой как практика Ваджрасаттвы. Если у вас есть другие проблемы, вы используете другие методы. Например, плащ  используют, когда идёт дождь; если вы носите плащ посреди лета в разгар жары, это не имеет смысла. Мы не используем только одну разновидность пути, один метод.

Вы должны знать, по какой причине вы выполняете практику. В учении Дзогчен нет необходимости иметь удостоверение нёндро. С самого начала вы можете совершенным образом получить ознакомление, изучать и развивать созерцание. Когда вы нуждаетесь в другом виде практики, вы чередуете.

Например, в Дзогчене часто сначала применяют какие-то разновидности сосредоточения. Иногда люди могут считать, что фиксация является исходной точкой созерцания. Когда кто-то не знает, каким образом выполнять созерцание, тогда можно начать с фиксации.

Но если вы уже обладаете опытом созерцания, если вы уже осуществляли его в течение многих лет, иногда может случиться, что оно не является более очень чётким и что ваша практика становится менее действенной. Я думаю, у некоторых из вас, может быть, есть такой опыт. Когда вы начали практику, она была очень действенна. Затем, когда вы продвигаетесь в практике, через несколько лет, один, два или три года, вместо того, чтобы развиваться, кажется, что она становится менее действенной, чем в начале. В этом случае вы должны освежить свою практику.

Что следует делать? Например, тогда вы должны заниматься фиксацией. И если вы занимаетесь фиксацией со звуком А и т. д., ваша практика приведёт к лучшим результатам. Таким образом, вы можете использовать все разновидности методов, существует множество возможностей. Нет необходимости ограничивать себя в способе, которому вы следуете и посредством которого развиваете свою практику.

(... ...) Вы исследуете, каково ваше состояние, ваша ситуация, и выбираете практику, кото­рую можете включить в свою повседневную жизнь. Если вы так поступаете, всё становится более простым, более практичным. Затем, когда у вас есть возможность выполнить долгое за­творничество, или что-то особое, тогда, в этот момент вы применяете соответствующую практику.

Если вы настаиваете на выполнении чего-то, тогда это всегда становится более сложным. Если вы на­стаиваете, это означает, что нет вторичных причин. Когда есть вторичные причины, тогда всё проявляется самопроизвольно. Практикующий должен обращать внимание на вторичные причины и работать с ними. Если вы не знаете, что означают вторичные причины, можно привести пример: если вы посадите семя в землю, далее необходимо множество вторичных причин для того, чтобы оно проросло. Вам необходима вода, свет, элемент воздуха и т. д.

Мы живём во времени, а время связано с различными вторичными причинами. Когда мы знаем, какие вторичные причины нас окружают, тогда всё становится очень простым. В этом случае вы не нуждаетесь в приложении многих усилий и можете достичь многого.


Из учений, данных в Марсеволе (Франция) в 11-16 мая 1989 года.

Перевод с французского: Игорь Калиберда.

Намкхай Норбу Ринпоче. Коренной учитель.

Когда мы говорим об учителе в системе Тантры, то говорим о коренном учителе. Суще­ствует много людей, которые говорят: «Такой-то – мой коренной учитель». И мно­гие люди выби­рают своего коренного учителя на основании его известности, или его особенно изящного стиля.

У меня есть значительный опыт общения с западными практикующими. Многие приходят встре­титься со мной и говорят: «О! Я следую учениям, мой коренной учитель – это X или Y, и я хотел бы, чтобы вы прояснили некоторые моменты, которые я не очень понимаю”.

Если остаются моменты, которые необходимо прояснять, это означает, что у вас нет коренного учителя. Коренной учитель открывает ваши глаза и показывает вам вашу истинную природу. Вы никоим образом не можете принять решение о выборе коренного учителя. Тот, кто открывает вам глаза, кто позволяет вам действительно обнаружить собственное состояние, становится вашим коренным учителем. Обычно люди не знают этого.

Очень важно, чтобы вы обнаружили свою природу, чтобы вы обнаружили своего коренного учителя, чтобы вы обнаружили всё. В учении Дзогчен не существует ничего, о чём мы могли бы принять решение посредством суждения, мы исключительно открываем. Это означает, что необходимо продвигаться конкретным образом, не только интеллектуально.


Из учений, данных в Марсеволе (Франция) в 11-16 мая 1989 года.

Перевод с французского: Игорь Калиберда.

понедельник, 18 апреля 2016 г.

Намкхай Норбу Ринпоче. Переживание и суждение в Дзогчене.

У каждого человека есть шесть чувств и шесть органов чувств. Посредством своих чувств мы входим в контакт с объектами. Если мы открываем глаза, мы можем видеть формы, предметы, объекты и мы немедленно получаем эту информацию. Мы воспринимаем её своим сознанием и затем возникают мысли, суждения, и поэтому, получая эту информацию, мы немедленно отвлекаемся на неё, немедленно пускаемся в суждения. Существует два главных выбора: “хорошее” и “плохое”, мы разделяем, классифицируем таким образом.

Когда мы говорим: “О, это – красивая вещь”, мы немедленно создаём привязанность. “Хорошее” означает, что мы принимаем это и поэтому любим, мы хотим это: именно это называется “чаг” (chags), привязанность. Если мы не любим что-то, тогда мы его отвергаем. Например, если напротив вас находится что-то очень плохое, очень безобразное, вы чувствуете себя нехорошо и тогда вы меняете место или вы смотрите в другую сторону. Например, по этой причине мы всегда сажаем красивые цветы, потому что мы любим на них смотреть, обонять их. Если бы на место цветов мы поместили неприятные вещи, никому бы это не понравилось. Таково наше состояние: мы принимаем некоторые вещи и отвергаем другие. Если мы отвергаем что-то, то говорят о “дан” (sdang), что означает “корень гнева”. И поочерёдно мы переходим от одного к другому, мы принимаем или отвергаем. И таким образом мы накапливаем потенциальность своей отрицательной кармы и как следствие мы имеем бесконечную сансару.

Но мы не отдаём себе отчёта в том, что в нашем видении самом по себе нет ничего плохого. Именно потому что мы отвлечены, беспокойны, мы создаём привязанность или отвержение и т. д., вот сущностной момент.

Например, когда мы смотрим на красивый цветок или что-нибудь безобразное, это всегда составляет часть нашей ясности, в нём нет ничего плохого, но если мы отвлечены, взволнованы, мы создаём проблемы. И мы можем  поступать таким образом с каждым из наших чувств. Например, мы говорим: “О, я очень люблю музыку” и слушаем прекрасную  музыку; но если кто-то шумит возле нас или возле нашей комнаты, нам это не нравится. Таким образом, это означает, что посредством нашего органа слуха, ушей, мы воспринимаем  звуки. Немедленно мы классифицируем их на “хорошие” и “плохие” и принимаем их или отвергаем.

С запахами дело обстоит таким же образом. Когда мы идём в храм, то зажигаем благовоние и кладём маленький цветок перед Буддой, Христом или кем-то другим. Затем мы думаем, что сделали что-то хорошее. В действительности это означает, что нам нравятся благовония и цветы, это не означает, что Будда любит благовония и цветы. Будда пребывает за пределами такой привязанности, иначе он не был бы Буддой.

Если мы думаем, что у Будды нет проблем, это – другое дело, и, например, когда мы ставим перед ним плохие вещи, у Будды действительно нет никакой проблемы, но она есть у нас; в таком случае мы это отвергаем. Таково на самом деле наше состояние. Поэтому мы продолжаем таким образом в беспокойстве и отвлечении.

В учении Дзогчен мы говорим, что все видения, все обстоятельства, все явления, составляют часть нашей ясности. Ясность относится ко всем объектам всех чувств, не только к зрению. Если мы обладаем этим принципом, если мы пребываем в этом мгновенном настоящем, тогда все явления – это Ати и они находятся в состоянии самоосвобождения. Нет необходимости изменять что-то снаружи. Таков принцип самоосвобождения.

Самоосвобождение не означает “преобразить что-то”; очень важно понимать, что Дзогчен и Тантра являются двумя различными путями; обычно множество людей считают, что Дзогчен – это Тантра. Дзогчен является путём самоосвобождения, который называют Атийогой, и поэтому вы должны знать, что такое в действительности самоосвобождение и как обрести это знание.

Когда мы практикуем учение Дзогчен, у нас нет никакой проблемы с различными методами. Мы можем их изучать и применять, неважно, относятся ли они к Сутре, Тантре или Дзогчену. Мы можем включать не только буддийские учения, но также и небуддийские. Нет проблемы с различными методами, мы можем их применять. Единственный важный момент - не терять из виду, каким является принцип.


Из учений, данных в Марсеволе (Франция) в 11-16 мая 1989 года.

Перевод с французского: Игорь Калиберда.

пятница, 15 апреля 2016 г.

Намкхай Норбу Ринпоче. Покой и движение в Тантре.

Иногда, когда  вы практикуете со спокойным видом, в безмятежном, умиротворённом состоянии, как это делается в учении Сутры, у вас возникает большее впечатление того, что вы занимаетесь медитацией. И люди говорят: «О, я нахожусь в состоянии медитации». Они спокойно пребывают с закрытыми или полузакрытыми глазами, в молчании, как это делают практикующие Дзэн. И у них действительно есть это ощущение медитации. И люди говорят: «Я предпочитаю практиковать медитацию, я не люблю, как в Тантре, петь, говорить, двигаться, делать кучу ве­щей». Это означает, что вы не знаете, что такое созерцание или медитация.

Медитация означает, что вы входите в свою истинную природу. Ваше истинное состояние обладает двумя естествен­ными аспектами. Один является пустотой, пустым пространством. Обычно мы очень возбуждены и по этой причине в учении Сутры стараются прежде всего расслабиться и достичь состояния покоя. Когда мы пребываем в спокойном состоянии, то остаёмся очень сосредоточенными на этом состоянии покоя и у нас возникает впечатление того, что мы пребываем в медитации.

Когда появ­ляются мысли, это беспокоит нас; мы говорим себе: «Это – препятствия для моей медитации». Мы стараемся вернуться в это состояние покоя; именно это мы называем состоянием шинэ. Это явля­ется отличительной чертой системы Сутры. Это состояние представляет один из аспектов нашего существования. В  это время наблюдайте себя: когда возникает мысль, вы наблюдаете эту мысль и тогда она исчезает. Если вы не следуете за этой мыслью, не судите о ней, то она исчезает. Когда мысль исчезает, что вы находите? Ничего нет или же возникает другая мысль. Если вы снова набюдаете эту мысль, вы опять ничего не найдёте, то есть, обнаружите пустоту. Эта пустота явля­ется нашей природой. Таким образом мы прибываем в это состояние покоя и объединяем его немного более со своей жизнью. Но когда мы обнаруживаем это пустое пространство, немедленно возникают мысли.

Каким образом мы можем оставаться без мыслей? Это – невозможно, всегда есть мысли, кото­рые возникают. Наша природа - это не только пустота, но также и движение. Эти два являются нашим состоянием, вы должны знать это. Если вы знаете как объединяться с этими мыслями и с этими движениями, а не только как оставаться спокойными и принимать прибежище, вы легче и быстрее обретёте возможность достичь реализации. Например, если вы хотите пойти на гору, необходимо идти, а ходьба – это движение. Нелегко взобраться на гору, совсем не двигаясь.

Если вы знаете как объединяться со своим движением, своей энергией, у вас больше возможностей для того, чтобы добиться результата и обрести реализацию. Вот почему в Тантре говорят, что тантрические методы явля­ются более быстрым средством достижения реализации, чем методы Сутры. Это не только оборот речи, но существуют конкретные причины. Когда вы поёте, когда вы двигаетесь (например, в Тантре существует много священных танцев), если вы обладаете знанием и можете объединяться с этим, это – медитация. Медитация не заключается только в том, чтобы держать глаза закрытыми и оставаться без движения. Вы должны знать эти два аспекта своей природы, природу движения и природу состояния покоя.

В Тантре всё больше связано с движением, чем с простым пребыванием в спокойном состоянии. В Сутре, например, когда учитель даёт учение, он начинает с объяснения Четырёх Благородных Истин, чего-то чрезвычайно конкретного, относящегося к нашему миру, нашему кармическому видению и затем говорит, что все вещи являются нереальными подобно сновидению и мы стара­емся понять, что это – не наша истинная природа, но великая иллюзия, присущая всем. Наконец, он говорит, что всё это – относительная истина.

Но если мы говорим об относительной истине, это означает, что также существует абсолютная истина. Какова эта абсолютная истина? Тогда мы говорим, что у каждой вещи в относительной истине есть своя истинная природа и мы изучаем, исследуем, судим, продвигаемся очень последовательно и, наконец, говорим: «Все явления – это пустота». Мы попадаем в спокойное состояние, состояние пустоты и говорим себе: «Теперь всё в порядке, я пребываю в этой реальности». И когда вы попадаете в это состояние, вы говорите себе: «Всё в порядке, наконец я прибыл к конечной цели», как будто вы попали по адресу, куда вы шли.

Тогда как в Тантре шуньята является отправной точкой. По меньшей мере мы должны обладать представлением, знанием о пустоте, даже если оно только интеллектуальное, иначе невозможно преобразиться. Мы не придерживаемся воззрения, что всё является чрезвычайно конкретным, мы обладаем знанием нереальности; если у нас нет этого знания, мы не можем преобразиться. По­этому мы начинаем с шуньяты и объединяем её с движением.

Это – очень похоже на истинный смысл сутр, когда сначала говорят о шинэ, а затем о лхагтон. Лхагтон является в действительно­сти тантрической практикой преображения. Это не означает метода представления божества, мандалы, и т. д., но способ объединить все явления со своей энергией и движением. Таков прин­цип тантрийского учения, отличительная черта преображения. Преображать означает знать, что движение и все явления обладают ценностью.

Например, у нас есть пять элементов и пять стра­стей; в сутрах страсти называют ядами, но в действительности страсти являются энергией, движе­нием. Когда мы говорим о том, как использовать эту энергию, более нет необходимости отвергать страсти, отрицать их, поскольку их истинная природа является энергией, их можно преобразить. Вот почему в Тантре мы считаем, что движение и энергия обладают значимостью, ценностью, и мы не должны их отвергать. Поэтому вы можете понять, что отречение не является особенностью Тантры. Это не означает, что когда вы делаете практики Тантры, вы не можете применять отрече­ние. Если вы открыты, если вы не ограничены, в Тантре вы можете также применять много других видов практик. Если вы ограничены, всё становится сложным.


Из учений, данных в Марсеволе (Франция) в 11-16 мая 1989 года.

Перевод с французского: Игорь Калиберда.